вторник, 2 августа 2011 г.

Kрик души...

Я работаю в бизнесе, где очень часто мне приходят отзывы и комментарии не только о бизнесе, но о той или иной продукции о здоровье. Люди делятся своим опытом и безусловно хотят помочь другим преодолеть такие же трудности.Это так приятно и трогательно, хотя иногда это крик души...

Иногда мы не ценим то, что у нас есть в жизни... Это касается как людей которые рядом с нами, так и каких-то привычных для нас предметов. Люди, которые давно знакомы с Алое и продукцией, основанной на стабилизированном алое вера геле http://aloestore.info/,  иногда  перестают отдавать себе отчет насколько бесценный дар в виде Алое Вера напитков хранится у них в холодильнике.., и просто о них забывают. А если что-то случается с их здоровьем, начинают метаться в разные стороны и искать панацею... а "Здоровье" тихо хранится в холодильнике, иногда так и оставаясь невосстребованным.
Найдите время внимательно прочесть эту статью. Ваше Здоровье в ваших руках, - в буквальном смысле слова.   Доброго Вам здоровья!



Крик души - гель Алоэ Вера вернул нам дочь! 

О действии геля Алоэ Вера на организм написано уже множество статей и разработок, о которых можно было бы долго рассказывать, рассуждать о всех за и против, но пока человек на собственном опыте препарат не испытает, он не всегда в него поверит. Трудно передать словами то, что мы пережили, я попытаюсь это сделать, чтобы те, кто не верит в лечебные свойства Аloe Vera (Алоэ Вера), подумали о своем здоровье и профилактике заболеваний.

Шел 2006 год, наша семья из 4 человек спокойно жила обычной семейной жизнью в своем доме на юге Моравии в районе Вышков; пока не пришел месяц сентябрь. Наш сын Михал пошел во 2 класс основной школы, а  дочь Катержина перешла учиться в 8-летнюю гимназию. Во время  первой недели учебного года у дочери появился кашель, она чувствовала сильную усталость и отсутствие аппетита, мы посчитали, что это простуда из-за перемены погоды и следствие слишком большой нагрузки во время ее каникул, и, как нам казалось, прежде всего, из-за ее хобби — уход за лошадьми на одном ранчо недалеко от нашего дома, куда почти каждый день утром Катя уезжала, и только вечером возвращалась домой. Нетрудно было узнать, когда Катя дома, так как ее пение разносилось по всему дому, словом, ею был полон весь дом. Но в продолжение тех первых 14 дней школьного года в доме была гробовая тишина. Дочь почти все время находилась в постели, а для нее это было необычно. Кашель настолько усилился, что она даже нескольких слов не могла произнести, чтобы не закашляться, а пение…? Ослабленные голосовые связки и нехватка воздуха не позволяли ей издать даже тон. Тогда еще она отказывалась идти к врачу, так как на выходные не смогла бы поехать к своим любимым лошадям, но во вторник, 19.09.2006 г., она сама попросила, чтобы я отвела ее к врачу, так как ей трудно дышать, болит спина и повышена температура. Послушалась, наконец-то. Районный врач после ее осмотра сообщила диагноз: воспаление трахеи; назначила антибиотики. Через 10 дней мы должны были прийти на проверку. Лечение антибиотиками на протяжении 10 дней не помогло, наоборот, дочери становилось все хуже, температура колебалась в пределах от 38˚ до 40˚С.

МНЕ НИКОГДА НЕ ЗАБЫТЬ дату 29.9.2006 г. Это был день Михаила, т.е. праздник у мужа и сына. Мы радовались, как его отпразднуем, когда отец вернется с работы. Это была пятница, в учительницы сына был выходной, и мы вынуждены были взять его с собой, когда шли с дочерью к врачу. Врач опять осмотрела дочь, ей не понравились хрипы в легких, поэтому она направила ее на рентген. Ожидание снимка показалось бесконечным. Дочь душил кашель, к тому же у нее была температура, сын не сидел на месте и в очереди нас все время кто-то опережал. Я обратила внимание, что в лабораторию, где проявлялись снимки, стали собираться врачи, подумала, наверное, какой-то сложный случай. Через 35 минут вышла сестра с заклеенным в конверте снимком и назвала нашу фамилию: «Гудцовы». Я поднялась, она подала мне снимок со словами: «Идите опять к Вашему врачу, она ждет вас, но не ожидайте в общей очереди, пройдите через боковую дверь». Я поняла, что случилось что-то плохое! Я знала, что в то время был обнаружен какой-то мутант вируса туберкулеза, и сразу сказала Кате: «У тебя точно туберкулез, это твои  лошади, что мы теперь будем делать?». В ту минуту я  была эгоистичной и злой, но я еще не предполагала, что нас ожидает в кабинете врача. Я постучала в боковую дверь. Сестра приоткрыла дверь, взяла снимок, сказала немного подождать и закрыла дверь. Через минуту опять открыла дверь, дала Кате стаканчик, сказала, что ей нужна ее моча для анализа, а нас с сыном пропустила в кабинет врача. Там она дала Мише кипу журналов и отослала его в комнату ожидания. Я не могла понять, что происходит. Сестра посадила меня на стул и дала мне стакан воды. Я спросила: «Что происходит, пани доктор?». Молодая, приветливая врач серьезно произнесла: «Пани Гудцова, у меня для Вас очень неприятное сообщение, у Катеньки где-то в организме, вероятно, находится  опухоль и от нее пошли метастазы в легкие…». Я выкрикнула: «Вы это серьезно? Это неправда, этого не может быть, у нее ведь только температура и кашель… покажите мне этот снимок, я хочу сама увидеть». Врач со словами, что  все равно я там ничего не увижу, потому что легкие поражены на 75 %, показала мне снимок на свет, падающий из окна, и … я  медсестра, поэтому увидела все собственными глазами … я не понимала, откуда это взялось у нее? Легкие почти полностью покрыты словно какой-то плотной белой тенью и связанными между собой узелками. Врач тихим голосом медленно произнесла: «Катенька должна быть немедленно госпитализирована, в отделении онкологии в Брно вас уже ожидают,  все согласовано, только скажите, вы хотите, чтобы вас отвезли санитарной машиной или вы отвезете ее сами?» В ту минуту я пришла в себя. Я должна позвонить мужу, но охватившие меня дрожь, ужас и слезы, позволили мне лишь набрать номер и через всхлипы произнести: «Прошу тебя, приезжай немедленно к врачу…». Через 12 минут муж появился в кабинете врача и выслушал заключение, которое на долгое время изменило нашу жизнь. А дочь в это время находилась с сыном в комнате ожидания. Я спрашивала себя вслух: «Как мне ей все  сказать? Ведь это 15-летняя девушка, у которой вся жизнь впереди, как ей сказать, что мы везем ее в больницу, в онкологию?» Врач предложила сама ей все сказать, но я не согласилась: «Нет, я должна сама, кто, кроме матери, должен это сделать?»  Я обняла ее за плечи и сказала: «Катенька, ты должна ехать в больницу, у тебя …», горло что-то перехватило и дальше я ничего не могла вымолвить … «Что у меня, что со мной?», спрашивала меня со слезами на глазах Катя. Трудно было продолжать, но я должна была это сделать, она не маленькая девочка, чтобы ее обманывать,  ведь она бы и так узнала все после приезда в больницу … «у тебя где-то в организме опухоль, которая распространилась на легкие, поэтому ты должна немедленно ехать в больницу, чтобы тебя вылечили, чтобы ты была здорова». В это время сын, который шел рядом со мной с другой стороны, спросил: «Мамочка, Катенька умрет?» Мы с дочерью еще больше расплакались и, спотыкаясь, пошли к машине. Поехали домой собрать вещи для больницы. По дороге нам дочь сказала, что хочет заехать к своим одноклассникам в школу и попрощаться с лошадьми. Это было ужасно. В школе были занятия, но я попросила преподавателя, чтобы в виде исключения разрешили Кате сказать своим одноклассникам: «Пока, я очень люблю всех вас …». Последовал плач, слезы появились даже на лицах парней. После школы мы отвезли сына к бабушке, чтобы она за ним присмотрела, а потом на краткое время заехали на ранчо. Там, после краткого разговора, хозяин без каких-либо слов сам оседлал любимую лошадь Катеньки, и она выехала верхом на ней. Ее прекрасные длинные волосы развевались на ветру, она хорошо держалась в седле. Это было как прощание, как будто это все происходило в последний раз. Мы с мужем молча сидели у ограды и смотрели, как дочь прекрасно смотрится верхом на лошади и как прекрасно сидит на ней. Приблизительно через 20 минут мы все со слезами на глазах ехали в Брно.

Мы прибыли в детскую больницу, где нас действительно ожидали. Начались многочисленные обследования. От врача приемного отделения мы приблизительно через час узнали, что они не знают, что с дочерью, этиология настолько не ясна, что они не решаются поместить ее в онкологическое отделение. Следующих 30 минут мы ожидали, пока врачи принимали решение. Ее поместили в стеклянное помещение одного отделения, где она была одна, посещения ограничили, лишь один человек, мать, мог ее посещать. Я работала посменно, так что ездила к дочери каждый день, хотя бы на пару минут, чтобы она знала, что я люблю ее, чтобы только убедить ее не сдаваться! Первые дни были ужасными, а ночи еще хуже. Дома без Кати было пусто, сын постоянно спрашивал, когда Катя приедет и не умрет ли она, рисовал для нее и писал письма. Несмотря на то, что я домом не занималась, благодаря моему прекрасному мужу, дома все было в порядке. Муж старался делать все и поддерживать порядок,  за это я ему очень благодарна. Кате кололи антибиотики типа Cefalosporin, но самое ужасное было в том, что у нее постоянно лопались сосуды. Каждый второй день приходили врачи из ARO делали  (устанавливали? вводили?) новую braunylа. Психика у дочери была в очень плохом состоянии, она страдала от болей и высокой температуры. Звонила мне ночами, что больше не выдерживает, что отказывается от борьбы, что она все равно не выздоровеет, а умрет… Проплаканные от чувства бессилия ночи мало кто может себе представить. Врачи избегали моих вопросов о диагнозе дочери и продолжали изучение болезни. Сообщили нам только, что ожидают результатов обследования на туберкулез и иммунологию и что пока что могут лишь подтвердить, что в организме дочери множество хламидий. Состояние здоровья дочери постоянно менялось, врачи созвали консилиум по вопросу ее заболевания, и после получения 30.11.2006 г. marker pozitivn. tumor решили провести общую рентгеноскопию (screening), в результате которой было обнаружено 29 очагов в легких. После этого врачи приняли решение инвазивно (оперативно) взять образцы очагов для гистологического исследования. 18.12.2006 г. нас с мужем пригласили на беседу с врачами и оператором, который должен был ознакомить нас с риском и возможными осложнениями после операции. После этого разговора мы должны были подписать согласие на проведение так называемой торакотомии (рассечение грудной клетки). Главврач, который должен был оперировать Катю, сообщил нам, что если подтвердится предполагаемый диагноз, есть риск, что при открытии грудной клетки диссеминация (рассев) может постепенно распространиться по всему телу и тогда за прогнозом дочь сможет прожить от 3 недель до 1 одного месяца. Нам дали 10 минут на размышление. Мы дали согласие на операцию, но только с помощью зондов (торакоскопию). Врачи негодовали, однако мысль, что дочери разрежут грудную клетку и после этого может прожить пару недель в больнице, нас убивала. А если она выздоровеет, то уже никогда не сможет выйти летом без гольфа, а тем более одеть бикини… Операция была назначена на 19.12.2006 г. После операции пани ассистентка мне сказала, что легкие дочери приросли к грудной клетке, а доли легких скреплены друг с другом вязкой пленкой, однако к  очагам в центре легких они не смогли пройти, так как легкие скреплены, поэтому для исследования им удалось взять лишь очень маленький кусочек с краешка легкого, где было много вязкого вещества; что результат гистологического исследования может быть искаженным и неточным. Одним словом, это означало, мы  не разрешили резать дочь, поэтому не удалось взять образец ткани, как они хотели, так как через оптику обзор ограничен. 24.12.2006 г. на Рождество нам разрешили на пару часов между капельницами взять Катю домой, а 30.12.2006 г. мы забрали ее совсем.

При выписке нам сказали, чтобы мы через 14 дней позвонили и узнали о результате гистологии и договорились о проверке. Дали нам с собой пару видов антибиотиков до 03.01.2007 г. Через 14 дней я позвонила, но результатов еще не было, так что мы ожидали дальше. Дочь осталась совсем без лекарств, а состояние ее было не совсем хорошим, боли в спине, судороги в животе, рвота, усталость, а, главное, психическое состояние было плохим, так как мы оставались в неведении. Я взяла на месяц отпуск и находилась с дочерью дома. Один раз в неделю мы ездили с ней в школу к ее одноклассникам, а потом заезжали на ранчо к лошадям, чтобы у нее сохранялись мотивация и желание жить. А потом пришел день «D», это случилось в четверг, 18.1.2007 г., когда мы с дочерью после посещения школы пошли пообедать в местный ресторан, где я встретила свою бывшую коллегу, пани Зденьку Готвальдову, с которой у нас завязался разговор. Она все выслушала о нашей беде и предложила мне для дочери гель Алоэ Вера, а также дала номер телефона лучшего специалиста по этим препаратам. Я не долго колебалась и подписала договор, чтобы можно было пользоваться льготами для партнеров и покупать по выгодным ценам препараты Алоэ Вера для дочери. По рекомендации доктора, которому я позвонила, мы начали давать дочери «мега» дозу геля Алоэ Вера, а также еще некоторые биодобавки компании. В первую неделю курса лечения гелем Алоэ Вера состояние дочери ухудшилось, но доктор меня успокоил, что это так и должно быть, что лечение начнеться через обострение и что состояние дочери постепенно начнет улучшаться и приходить в норму.

В начале февраля 2007 г. я позвонила ассистентке в больницу, чтобы узнать, есть ли уже результат исследования и когда нам приехать на проверку. Проверку назначили на 19.02.2007 г. и мы поехали в Брно в больницу. Там Кате сделали обязательные в таких случаях рентген, анализ крови, мочи и мы стали ожидать результатов. К удивлению врача результаты оказались очень хорошими. Кровь CRP — 6,4 mg/l (раньше было 138 mg/l), рентген легких показал улучшение по сравнению с диагнозом. На вопрос врача, что принимала дочь, я ответила: «Препараты Алоэ Вера, с 18.01.2007». Врач сделала об этом запись в заключении и сказала, чтобы через месяц мы снова приехали на проверку.

Состояние здоровья дочери продолжало улучшаться, а так как домашняя форма обучения ее не очень устраивала, то после консультации с врачом и директором гимназии для дочери был утвержден индивидуальный план обучения с посещением гимназии на 2−3 часа в день для консультаций. Катенька старалась не потерять учебный год и вовсю занималась зубрежкой материала, чтобы не отстать от класса. За март-апрель она прошла программу первого полугодия.  В начале апреля результаты, полученные при ее обследовании, были настолько хорошими, что с конца апреля по разрешению врача она начала посещать гимназию. Ежемесячные проверки продолжались целый год и постепенно улучающееся состояние здоровья дочери убедило меня, что препарат Aloe Vera стал для нее именно настоящей панацеей, так как позволил ей опять вести нормальный образ жизни с постепенно увеличивающимися нагрузками. Она пела с оркестром в период бального сезона, снова начала посещать музыкальную школу — пение, и, главное, снова могла ездить на ранчо к своим любимым лошадкам!

В ноябре 2007 г. мы опять поехали на ежемесячную проверку, которая показала, что результаты опять в норме, но несколько очагов в нижней части легких все еще оставалось. Тогда последний раз доктор написала в заключении диагноз: J160 Хламидиевая пневмония.

Новый 2008 год и очередная проверка в больнице 07.01.08 г. показала то, чего все мы так  ждали. Рентгеновский снимок легких был полностью в норме, без каких-либо очаговых или инфильтрационных изменений!!! А анализы крови? Все в норме, как у практически здорового человека, это была ПОБЕДА и это означало, что Катенька совершенно здорова.  В  ординаторской мы с дочерью прыгали от радости и кричали во весь голос «УРА», как будто мы выиграли в лотерею миллион!!! И впервые за все время лечения врач написала уже другой диагноз: Z039 Наблюдение по поводу susp. грануломатозного заболевания легких. За все время после выписки из больницы в медицинском заключении дочери уже больше не появлялось никакого другого фармацевтического анамнеза, как «ТОЛЬКО» Aloe Vera, витамины, минералы. Учтите, что после операции весь тот год она обходилась без химических препаратов и предписанных врачами лекарств, принимала только наше золотце — гель Алоэ Вера. Я знаю, что многие из Вас скажут, что это все выдумано, но поверьте, мы ничего не придумали, все подтверждено медицинскими заключениями. Знаете, ничего на свете не может сравниться с ощущением счастья матери, которая узнает, что ее ребенок снова здоров и ему ничего не угрожает. Поэтому я хотела бы обратиться ко всем вам, принимайте гель Aloe Vera и для профилактики, не ждите, когда уже что-нибудь случится, потому что тогда уже может быть поздно. Создайте с помощью препарата сильный иммунный барьер, чтобы справиться с инфекциями и вирусами, которых в настоящее время становится все больше, коварных и нераспознаваемых, и против них нет никаких лекарств. В заключение я хотела бы привести высказывание одного из партнеров компании: «Почему я принимаю гель Aloe Vera? Потому что я не нашел ни одной причины, почему его не следует принимать!» Я полностью согласно с его словами, я и вся моя семья принимаем его каждый день и на протяжении всего года мы не болели.

Мы имеет возможность получать такое сильное оружие для защиты здоровья, каким является гель Aloe Vera  Барбаденсис Мюллер. http://aloestore.info/          Доброго Вам здоровья!



БОЛЬШОЕ СПАСИБО ALOE!
Cупруги — Алена и Михал Гудцовы

Медицинское заключение
Факультативная больница, г. Брно
Первая детская клиника
Пациентка Гутцова Катержина

Комментариев нет:

Отправить комментарий